Дача Мейендорфа

Шарьинцам старшего поколения было хорошо известно место в посёлке Ленинский с интригующим названием «Дача Мейендорфа». МЕЙЕНДОРФЫ (Meyendorfi), балтийский немецкий баронский род, ветвь рода Икскулей (Икскюлей). Родоначальник Мейендорфов генераллейтенант Яков Икскуль при возведении в баронское достоинство Королевства Шведского в 1679 году стал именоваться Мейендорф фон Икскуль. Род Мейендорфов внесен в эстляндский (1746), лифляндский (1747) и курляндский (1793) дворянский матрикулы. С 1856 Мейендорфы бароны Российской империи. Как известный в Европе род баронов связан с нашим городом, вы узнаете из этого материала. Дочь знаменитого учёногохимика и крупного Ветлужского землевладельца
Владимира Фёдоровича Лугинина, Надя, была замужем за офицером русского флота бароном Конрадом Егоровичем (Готлибовичем) Мейендорфом. После смерти отца в 1911 году Наде по наследству отошли НиколоШангские владения. К тому
времени экономическое значение НиколоШанги упало, а Шарья становилась всё более привлекательной для развития бизнеса, Надежда с мужем начали строительство нового двухэтажного особняка в Шарье, на южной стороне дороги, в лесу, где ранее стояла лишь дозорная вышка на случай лесных пожаров. Полностью все работы семье завершить не удалось, грянула Февральская революция. Надежда с мужем и детьми вынуждены были навсегда оставить Россию. Семья эмигрировала, и завершать строительство дома пришлось уже НиколоШангскому волостному Совету. Как выглядел сам дом и сопутствующие ему строения в те годы, рассказывают старожилы и краеведы. Воспоминания Татьяны Тимофеевны Лончинской: «В Шарью перебрались году в
двадцать четвёртом. Поселились на бывшей даче Мейендорфа, в доме, который стоял сразу за зданием военкомата. Та половина, что окнами к станции, наша. Район наш чаще называли не «дачей», а «вышкой». Потому что старая пятиэтажная вышка, которая стояла поблизости от наших домов, являлась, пожалуй, единственной достопримечательностью, напоминавшей о прошлом. Её выстроили ещё до революции. Втайне от родителей все дети стремились побывать на этой вышке. Но она была настолько ветхая, что её качало ветром. Напротив нашего дома стояло красивое двухэтажное здание, где жило около сорока семей, это и была «Дача Мейендорфа». На высоком месте хотели построить церковь, уже была заложена крестовина, без которой церкви не строят, но… Это
было третье строение. Было и четвёртое строение. Огромный сарай, бывшая конюшня. Говорили, что строил его Мейендорф. Чтобы, если приехать с компанией поохотиться, было где поставить лошадей. Сарай спустя три десятилетия превратился в двухэтажный дом. (В народе за этим домом надёжно закрепилось название «Конюшня»). От станции до «дачи» ходили лесом, по узкой тропинке. На правой стороне (а лесная полоса тянулась до «козловской» дороги) росло море волнушек. Через Шарьинку пробирались по дощечкам». Выдержка из историкоэкономического очерка «Шарья» В.Я. Гущина: «С 1925 года волостной центр из Николо – Шанги был перенесён в Шарью. Строительство здесь вели железная дорога, жилищная кооперация и отдельные граждане. На южной стороне дороги вблизи дачи Мейендорфа возник новый посёлок, названный Ленинским. Пока он разросся, письма шли примерно по такому адресу: Шарья, Сжд. Ленинский посёлок, дом Южанина». Жительница п. Ленинский Т. Варанкина вспоминает: «В моём свидетельстве о рождении (раньше называлось метрикой) записано; год рождения 1926, место рождения Шарьинская железнодорожная больница, место жительства дача Мейендорфа. На печати значилось: Ветлужский уезд, Нижегородская губерния, Большой Соколовский Сельсовет…». Первые годы после революции здание использовалось под квартиры работников железной дороги и других организаций рабочего посёлка Шарья. С 1942 года по 1966 год в нём расположился сельскохозяйственный техникум. В 1967 медицинское училище. После переезда медучилища здание вновь было приспособлено под жилые квартиры. В конце 90-х продано в частные руки и в начале нового века «благополучно» распилено и разобрано. Увы, такова судьба практически всех немногих памятников архитектуры города, с которыми история возникновения Шарьи была связана невидимыми нитями, которые мы, не понимая этой связи, разорвали своими руками. Ещё один штрих. Научное описание утраченного здания по фотографии архитектора С. А. Пиляка: «Двухэтажное бревенчатое рубленое в обло с остатком здание принадлежит эпохе эклектики конца XIX века. Главный фасад строго симметричен. Центральная часть фланкирована двумя трехосевыми ризалитами. Главный вход выделен башней, прорезающей оба этажа здания и завершенной эффектной ломаной крышей, усложненной треугольным фронтоном со стороны фасада. Башня увенчана невысоким шпилем. Судя по фотографии, отопление печное, кровля металлическая фальцевая. Здание поставлено на кирпичные ленточные фундаменты. Практически все оконные проемы обрамлены эффектными резными наличниками с накладными деталями. Особенно нарядно выглядят тройные окна, имеющие усложненные наличники. Сруб не обшит, за исключением досок прибоин, оформляющих перерубы. Венчающий карниз здания подшит досками по дуге, что типично для деревянной архитектуры Шарьинского района. Вынос карниза обрамлен пропильным подзором простого рисунка. С боковых фасадов к рубленым стенам здания примыкают двухэтажные каркасные объемы, очевидно, для размещения уборных и черной лестницы».

Поделиться
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • В закладки Google
  • Одноклассники